ЗВОНИТЬ ПО ТЕЛ.:

+7 (473) 275-75-39

 

ВРЕМЯ РАБОТЫ

Пон - Суб: 9.00 - 20.00

"...Подрезая машины, сбивая прохожих, мчится по встречке наугад. Cкорая помощь медлить не может..." - поет группа Anacondaz.

История с доверителем, пострадавшим от действий водителя скорой помощи, подошла к концу.
Об обстоятельствах дела ранее было изложено здесь https://vk.com/romanlawyer36?w=wall-118164965_64
Кратко напомню, что два года назад в центре Воронежа автомобиль БУЗ ВО "Воронежская станция скорой помощи" сбил пешехода, который на данный момент является моим клиентом.
Необходимо заметить, что для молодого отца семьи, которому пришлось провести полгода в лежачем положении, история закончилась вполне удачно.
Леонид, здоровью которого был причинен вред средней тяжести, по решению Советского районного суда, получил вполне справедливую и обоснованную по своему размеру компенсацию морального вреда.
Ее объем ровно в четыре раза превысил объем компенсации, которую ответчик запрашивал в своих возражениях, ссылаясь на чрезмерно высокие исковые требования истца.

Наблюдая ситуацию, происходящую в нашем здравоохранении, становится несколько тревожно.
Отсутствие достаточного финансирования сферы медицины приводит к низкому уровню заработной платы и высокой текучке медперсонала, занимающего должности, не требующие высокой квалификации.
Зарплата рядового водителя автотранспорта станции скорой медицинской помощи зачастую не позволяет привлечь исключительно опытных и профессиональных лиц,
которые всегда смогут найти баланс между необходимостью отступления от ПДД в экстренной ситуации и соблюдением безопасности на дороге. 

Стоит сказать и о хорошем.
Я и мой доверитель ждем заверенной копии решения суда, которое устраивает как моего клиента, так и меня. 
Очень хочется, чтобы песня группы Anacondaz больше никогда не имела ничего общего с российской действительностью.

Люблю свою работу за огромное количество встреч и знакомств с новыми и интересными людьми.

Мой доверитель - коллекционер и обладатель редчайшего штыкового оружия времен Первой мировой Войны, Великой Отечественной войны.

Клиент в очередной раз пришел на консультацию с загадочной улыбкой и свертком в руках.

Неплохо провел сегодняшний четверг в Нижнедевицком районе, участвуя в семейном споре.

Два месяца не было дел по семейному праву, поэтому был рад некоторому разнообразию в своей практике.

Дело рассматривалось долго, судебные заседания переносили два раза, поэтому сегодня стороны ждали рассмотрения спора по существу.

В наше время давно не представляется сложным сделать фотографию или видеозапись в любой удобный для нас момент. Мы часто сталкиваемся с запретом ведения фотосъемки и видеозаписи, исходящим от граждан, разного рода организаций и правоохранительных органов. Так можно снимать или нет? Давайте детальнее разберемся в нашем законодательстве. Вашему вниманию будет представлен блок статей по этому важному и интересному, на наш взгляд, вопросу. 

Продолжая тему использования фото и видеосъемки (зашита от неправомерных посягательств, связанных с использованием изображения гражданина и нарушения его частной жизни ранее было рассмотрено в другой статье по этой ссылке http://vk.com/romanlawyer36?w=wall-118164965_4) в повседневной жизни, хотелось бы рассмотреть такую возможность уже с другой стороны - со стороны лица, заинтересованного в фото и видеофиксации происходящего.
Можно ли снимать с помощью привычных для нас гаджетов должностных лиц и государственных служащих? 
Разберемся в этом вопросе подробнее рассмотрев некоторые нормативно-правовые акты. 

В июне 2013 года приняты поправки об увеличении ответственности «за оскорбление чувств верующих», в том числе устанавливающие уголовную ответственность в виде лишения свободы за «публичные действия, выражающие явное неуважение к обществу и совершенные в целях оскорбления религиозных чувств верующих» (ст. 148 УК РФ). Также был увеличен размер ответственности, предусмотренной статьей 5.26 КоАП (нарушение законодательства о свободе совести, свободе вероисповедания и о религиозных объединениях); в связи с изменением величины штрафа поправки были внесены и в статью 3.5 КоАП.

Данный материал публикуется на основании согласия доверителя и строго в соответствии с Кодексом профессиональной этики адвоката. Доверитель не имеет возражений по обнародованию его персональных данных.

В прошлой статье я рассказывал о возникновении у лица административной ответственности согласно ст. 12.26 КоАП РФ - при невыполнении водителем транспортного средства требования о прохождении медицинского освидетельствования на состояние опьянения. За повторное совершение аналогичного правонарушения лицо уже предстает в качестве подозреваемого/обвиняемого по уголовному делу в соответствии со ст. 264.1 УК РФ. Именно такая ситуация возникла у моего клиента, который стал заложником обстоятельств, а также жертвой неправомерных действий сотрудников ГИБДД.

Валерий, пытаясь помочь сослуживцу, пресекал применение к коллеге насилия со стороны охранников одной из крупных организаций в сфере горного дела. Он вступил с охранниками в словесный конфликт и перепалку. Одним из охранников (бывшим сотрудником ДПС), были вызваны знакомые ему должностные лица ГИБДД, которые по схеме, уже известной Вам из моей предыдущей статьи, инициировали привлечение Валерия к административной, а позже и к уголовной ответственности. На стадии административного производства, а также на стадии возбуждения уголовного дела мой клиент был лишен права на юридическую помощь адвоката, что уже является дурной традицией по факту вступления защитников в дело.

Дело осложнялось не только наличием понятых и свидетелей, указывавших на наличие вины подозреваемого, но и тем, что производство по делу шло в Белгородской области - г. Старый Оскол. Любой опытный водитель знает, что именно эта область нашей необъятной страны наименее благоприятна для попадания в подобные ситуации, а практика по аналогичным уголовным делам в этом регионе вообще заставляет любого защитника задуматься о применении особого порядка судебного разбирательства либо о ходе дознания в сокращенной форме.

Спустя 5 месяцев моей работы по данному делу дознавателю пришлось вынести постановление о прекращении уголовного дела согласно п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ - при отсутствии в деянии состава преступления.

Такому подарку к ближайшим праздникам был рад не только мой подзащитный, но и я сам. Результат стоил времени и сил, потраченных на его достижение.